a_murzilka (a_murzilka) wrote,
a_murzilka
a_murzilka

Подвиг Колобанова... того самого на КВ-1...Войсковицкий бой...

Автор - Епанделин. Это цитата этого сообщения
Подвиг Колобанова... того самого на КВ-1...Войсковицкий бой...

18 августа 1941 года после тяжёлых боёв под Молосковицами З. Г. Колобанов прибыл в 1-й батальон 1-го полка 1-й танковой дивизии. Дивизия была пополнена новыми танками КВ-1 с экипажами, прибывшими из Ленинграда. Командир 3-й танковой роты 1-го танкового батальона старший лейтенант З. Г. Колобанов был вызван к командиру дивизии генералу В. И. Баранову, от которого лично получил приказ прикрывать три дороги, ведущие к Красногвардейску (ныне город Гатчина) со стороны Луги, Волосово и Кингисеппа (через Таллинское шоссе): «Перекрыть их и стоять насмерть!»

В тот же день рота З. Г. Колобанова из пяти танков КВ-1 выдвинулась навстречу наступающему противнику. Важно было не пропустить немецкие танки, поэтому в каждый танк было загружено по два боекомплекта бронебойных снарядов и минимальное количество осколочно-фугасных.







Согласно исследованию О. Скворцова , события развивались так. Оценив вероятные пути движения немецких войск, З. Г. Колобанов направил два танка на лужскую дорогу, два — на кингисеппскую, а сам занял позицию на приморской дороге. Место для танковой засады было выбрано таким образом, чтобы прикрыть сразу два возможных направления: противник мог выйти на дорогу на Мариенбург по дороге от Войсковиц, либо по дороге от Сяськелево. Поэтому капонир КВ-1 № 864 старшего лейтенанта З. Г. Колобанова был вырыт всего в 300 метрах напротив Т-образного перекрёстка («Ориентир № 2») с таким расчётом, чтобы вести огонь «в лоб», если танки пойдут по первому маршруту. С обеих сторон от дороги находился болотистый луг, затруднявший манёвр немецкой бронетехнике.

На следующий день 19 августа 1941 года, после полудня, экипажи лейтенанта М. И. Евдокименко и младшего лейтенанта Дегтяря первыми встретили немецкую танковую колонну на Лужском шоссе, записав на свой счёт пять танков и три бронетранспортёра противника. Затем около 14:00 после безрезультатно завершившейся авиаразведки по приморской дороге на совхоз Войсковицы проследовали немецкие разведчики-мотоциклисты, которых экипаж З. Г. Колобанова беспрепятственно пропустил, дождавшись подхода основных сил противника. В колонне двигались лёгкие и средние танки (предположительно Pz.Kpfw.35(t)) немецкой 6-й танковой дивизии (в других источниках также называются 1-я или 8-я танковые дивизии).

Выждав, пока головной танк колонны поравнялся с двумя берёзами на дороге («Ориентир № 1»), З. Г. Колобанов скомандовал: «Ориентир первый, по головному, прямой выстрел под крест, бронебойным — огонь!». После первых выстрелов три головных немецких танка загорелись, перекрыв дорогу. Затем танкисты перенесли огонь на хвост, а затем и на центр колонны («Ориентир № 2»), тем самым лишив противника возможности уйти назад или в сторону Войсковиц. На дороге образовалась давка: машины, продолжая движение, натыкались друг на друга, съезжали в кюветы и попадали в болото. В горевших танках начал рваться боекомплект. По всей видимости, только немногие немецкие танкисты попытались открыть ответный огонь. За 30 минут боя экипаж З. Г. Колобанова подбил все 22 танка в колонне. Из двойного боекомплекта было израсходовано 98 бронебойных выстрелов.

Я был в это время на наблюдательном пункте укреплённого района и слышал канонаду боя. Затем выехал на место. У перекрёстка дорог пылала груда немецких танков. Героический бой и, пожалуй, беспрецедентный в истории войны. Вот что сделали колобановцы — задержали надолго наступление противника на этом важном направлении. Не очень-то помогла фашистам 8-я танковая дивизия, брошенная на усиление механизированного корпуса.
— П. И. Пинчук, бывший командир 1-го танкового полка 1-й танковой дивизии


Вместе с начальством к месту боя приехал и корреспондент газеты «Известия» Павел Майский, который заснял экипаж З. Г. Колобанова и панораму горящих машин. На сохранившемся снимке, сделанном сразу после боя, экипаж даже не выглядит уставшим .

По приказу комдива В. И. Баранова экипаж занял второй капонир в ожидании повторной атаки. По-видимому, на этот раз танк был обнаружен, и танки огневой поддержки Pz.Kpfw.IV начали обстрел КВ-1 с дальней дистанции, чтобы отвлечь внимание на себя и не позволить вести прицельный огонь по танкам и мотопехоте, которые в это время прорывались в район учхоза и далее в Черново. Кроме того, им требовалось вынудить советских танкистов покинуть позицию, чтобы приступить к эвакуации подбитых танков. Танковая дуэль не принесла результата обоим сторонам: Колобанов не заявил ни об одном уничтоженном танке на этом этапе боя, а у танка З. Г. Колобанова разбило внешние приборы наблюдения и заклинило башню. Ему даже пришлось дать команду выехать из капонира и развернуть танк, чтобы навести пушку на немецкие противотанковые орудия, подкаченные во время боя к танку на близкую дистанцию .

Тем не менее, экипаж Колобанова выполнил поставленную задачу, связав боем немецкие танки огневой поддержки Pz.Kpfw.IV, которые не смогли поддержать продвижение вглубь советской обороны второй роты танков, где она и была уничтожена группой танков КВ-1 под командованием комбата И. Б. Шпиллера . После боя на КВ-1 З. Г. Колобанова насчитали более сотни попаданий (в различных источниках количество вмятин на броне танка З. Г. Колобанова приводится разное: 135, 147 либо 156 ).

Таким образом, в результате экипажем старшего лейтенанта З. Г. Колобанова было подбито 22 немецких танка, а всего его рота записала на свой счёт 43 танка противника (в том числе экипаж младшего лейтенанта Ф. Сергеева — 8; младшего лейтенанта В. И. Ласточкина — 4; младшего лейтенанта Дегтяря — 4; лейтенанта М. И. Евдокименко — 5). Кроме того, лично командир батальона И. Б. Шпиллер сжёг два танка. В этот же день ротой уничтожено: одна легковая машина, артиллерийская батарея, до двух рот пехоты и взят в плен один мотоциклист противника.

Несмотря на то что за 19 августа крупные потери в танках не были зафиксированы в немецких документах, это не опровергает заявленное советской стороной число подбитых танков. Так, 14 танков 65-го танкового батальона 6-й танковой дивизии, списанных на безвозвратные потери в период с 23 августа по 4 сентября, могут быть отнесены на результаты боя с ротой З. Г. Колобанова. А в начале сентября три роты 65-го танкового батальона были сведены в две смешанного состава. Остальные подбитые танки, по всей видимости, были отремонтированы. 7 сентября генерал-майор Эрхард Раус (нем. Erhard Raus) назначен временным командиром дивизии вместо генерал-лейтенанта Франца Ландграфа (нем. Franz Landgraf). О. Скворцов предположил, что «смена командира дивизии была вызвана результатами этого боя, а 19 августа стало таким позорным пятном для 6-й танковой дивизии, что во всех мемуарах события этого дня обходятся стороной».

В сентябре 1941 года за этот бой командиром 1-го танкового полка Д. Д. Погодиным З. Г. Колобанов был представлен к званию Героя Советского Союза. Однако руководство решило иначе. В сентябре 1941 года представление утверждено командованием 1-й танковой дивизии, однако в штабе Ленинградского фронта награда кем-то снижена до ордена Красного Знамени. Наградной лист с зачёркнутым красным карандашом представлением к званию Героя Советского Союза хранится в ЦАМО РФ.

Колобанов получил орден Красного Знамени 3 февраля 1942 года. Командир орудия старший сержант А. М. Усов был награждён орденом Ленина. Остальные члены экипажа удостоены ордена Красной Звезды.

Иван_Меньшой:
В статье в Комсомолке (в день Победы, в начале 80-х) из интересных подробностей еще было:
Экипаж смертельно вымотался закапывая, по приказу командира, танк перед боем (над поверхностью земли была только башня). В башню немцы попадали в течение всего боя и от ударов снаружи броня в этих участках раскалялась добела, а внутри отскакивали куски окалины - у всех было много мелких ранений окалиной.
Ну и провоевал весь экипаж, как писали, благополучно, до Победы. Что касается награждения - снизили скорее всего потому что в то время общая обстановка ухудшилась до критической.
И еще - насчет "экипаж выглядел не уставшим" - никаких снимков после боя не было. Выполнив задачу, танк направился назад и встретил свою колонну по дороге. Упоминалось, что поначалу докладу о результатах не поверили. (это все на память, поскольку газета не сохранилась - из далекой командировки).

Murzilka_Inc



Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments