a_murzilka (a_murzilka) wrote,
a_murzilka
a_murzilka

Последний защитник Дона

Автор - злой_хорунжий. Это цитата этого сообщения
Последний защитник Дона

черновцев (250x484, 39Kb)
Весной 1890 года в семье простого ветеринарного фельдшера станицы Калитвенской родился будущий народный герой - Василий Михайлович Чернецов. Небольшого роста, худой, скромный на вид, но абсолютно бесстрашный человек. В Первую мировую он прославился своими подвигами во главе партизанского отряда 4-ой Донской дивизии. Был трижды ранен и получил за свои подвиги георгиевское оружие, чин есаула и множество различных орденов. Опыт, который он получил в боях с германцами, оказался в последствие бесценным.

После Февральской революции донское общество раскололось: часть, избравшая атаманом генерала Каледина, пыталась сохранить мир, другая, подкупленная большевистскими утопиями, вела страну к Смуте. Но если политический импотент Керенский мало как мог воздействовать на донцов, то после Октябрьского переворота ситуация изменилась. Каледин отказался признавать большевистскую власть. Он начал формирование отрядов обороны, которые должны были удержать Дон до подхода казачьих дивизий с фронта, а также оказывал помощь Корнилову, Алексееву и Деникину в формировании Добровольческой армии.

Но отряды формировались плохо. Интеллигенция, буржуазия и даже офицерство не хотело воевать против красных. Единственные, кто встал на защиту своей земли – это идеалистически настроенная молодежь: вчерашние школьники, студенты, семинаристы, кадеты, гимназисты. А самым активным организатором обороны стал есаул Чернецов. Он и его люди (полторы сотни человек) были чуть ли не единственной весомой силой под руководством Каледина.

Отсутствие сил оставляло открытыми тылы. Чернецов, в своем в противостоянии с многократно превосходящим противником, мог полагаться только на дерзкие и неожиданные атаки. Он мечется по всей области, выполняя работу «кареты скорой помощи», громя красные эшелоны в Александровогрушевске, под Макеевкой и Дебальцевым.

Но уже 10 января 1918 года на съезде фронтового казачества в станице Каменская делегаты объявили о своем переходе к Подтелкову, на сторону большевиков. 10-й полк, посланный Калединым, разогнать съезд не смог. Тогда на предателей послали палочку-выручалочку Чернецова. Лихим налетом он с небольшим отрядом берет узловые станции Зверево и Лихая. Под Лихой, стоявшие на левом фланге большевиков казаки гвардейских полков ушли, не принимая боя. Пораженные храбростью чернецовцев они говорили: «Нет, с такими кадетами нам не драться…». После этого красные в панике бежали, оставив Каменскую без боя, а Чернецов получил за это дело чин полковника.

Далее были разгромлены отряды Саблина (два полка), заходившего в тыл Чернецову, и войскового старшины Голубова, который пытался сколотить из отступивших от Каменской красных что-нибудь боеспособное. Это была последняя победа героических партизан.

Попытка захватить станицу Глубокую у окопавшегося в ней и получившего подкрепления Голубова захлебнулась. Сначала отряд немного заплутал и пришел на позицию атаки только вечером. Потом оказалось, что соседний отряд Лазарева не оказывает им поддержку, хотя чернецовцы уже ворвались в станицу. В довершение же всего у партизан заклинили все три пулемета и вышло из строя единственное орудие. Из полутора сотен осталось шесть десятков, которые сплотились в ночной тьме вокруг своего командира.
Переночевав на окраине станицы, казаки собрались уходить, как Чернецов, заметив на окраине скопление красных, приказал проверить орудие на исправность. Снаряды легли хорошо, но решение это было роковым: вскоре отряд окружили пять сотен конных казаков Голубова. Горстка партизан трижды отбивала ожесточенный натиск предателей, пока, наконец, не обратила их в бегство. Но в последней атаке был ранен сам Чернецов, а возможности для его транспортировки не было.

Партизаны предлагали принять удар на себя и дать ему возможность уйти, но командир отказался жертвовать «орлятами» ради собственного спасения. Бойцы же, в свою очередь, отказались бросить Чернецова. Вскоре к ним поступило предложение от Голубова сдаться в обмен на гарантию сохранения жизни. Чернецов принял это предложения, не желая губить своих людей и доверившись слову такого своего недавнего брата по оружию на фронте. Для транспортировки пленников в Глубокую была выделена сотня во главе Подтелковым.

Этот комиссар всю дорогу ехал с Чернецовым, угрожая ему расправой и понося самыми гнусными словами. Когда конвой подъезжал к Глубокой, вдалеке послышалась артиллерия наступающего отряда Лазарева. В этот момент Чернецов крикнул «Наши идут! Вперед!», ударил Подтелкова, сел на лошадь и поскакал. Партизаны же бросились в рассыпную и спаслись все, кроме девяти человек. Их изуродованные трупы потом нашли в Глубокой. Чернецов тоже погиб, но как именно – сведения разнятся.

Этот человек был светочем, который поддерживал воинский дух в тех, кто еще боролся с большевиками. Через неделю после его гибели покончил с собой атаман Каледин, оказавшийся ненужным выбравшим его казакам. 9 февраля остатки отряда бесстрашного казачьего полковника выступили в «Ледяной поход» с Добровольческой Армией.

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments